Главная » Статьи » Мои рассказы

Что-то не так…

Солнечное воскресенье. Природа ликует золотым убранством. Осень выдалась теплая, радостная, а Мила, поймав волну негодования, судорожно курила сигарету за сигаретой. Второй день выходной, а нервы, будто струны неисправной скрипки, визжат от каждой мысли. Девушка даже выбралась из городской суеты в обстановку тихого паркового спокойствия, а нервический зуд всё равно не покидает. Не заглушить приступы хандры шелестом опавшей листвы, которую Мила лихорадочно топтала, устраивая пеший марафон по аллеям парка. Депресняк вцепился мёртвой хваткой. Хрупкое женское сознание в опасности.

«Мила, Мила, – девушка ведет душевный монолог в надежде поймать волну позитива, – что ж ты бесишься, как сумасшедшая. Листики топчешь, себя мучаешь. Ты на туфельки посмотри… Будто на стройке века побывала…»

Присаживается на пустую скамейку. Просто повезло. Отыскать свободное местечко среди бела дня в воскресный день, непростая задача. Тёплые выходные дни, да на лоне природы, притягательны для уставшего от трудовых будней человечества. Вновь закуривает. Это была уже десятая сигарета. Курить хотелось безумно. Позитива искала любыми доступными способами. Медитировать на природе, с сигареткой в руках, приятнейшее занятие. Может так получиться забыться и отправить в далёкое прошлое и бойфренда-психа, и подругу…

Уединиться в парке хотелось с самого утра, как раз после звонка Лорочки. Подружка сообщила, что уезжает с новым ухажёром в кругосветку. Когда приедет, не знает. И вообще, всё круто изменилось… Возможно, выйдет замуж.

Что-то не так

 

«Уехала в кругосветку, – визжит расстроенный нерв, – романтическое путешествие у неё… А как же обручальное кольцо?… Кто о перстне мечтал? Кто говорил, что без бриллианта в пять карат даже пальцем не пошевелит? Трепло! Пошевелила, да ещё как. Загорает теперь с богатеньким хахалем…»

Настроение портилось ежеминутно. Не помогала парковая атмосфера, щебет птиц… Бесит всё! Дети громко орут, носятся, как на пожаре. Их заботливые мамашки, словно кудахтающие пеструхи, кричат, бегают за малышнёй, только брендовые сумочки, как разноцветные флаги на ветру, развиваются. Достало всё!

«Туда, не лезь, сюда, не лезь, – продолжает мысленно нудить Мила, – да пусть карапузы по деревьям полазают, всё потише будет. К чему такая опека?»

Мила ещё не успела вкусить родительской жизни. Как-то было не до этого. Учеба в университете, престижная работа, затем приятный вкус отпускных дней на элитных курортах… В общем, не до детей, да и до замужества тоже как-то руки не доходили. Всё не тех мужчин встречала.

«Что за дрянь, – ругается сварливый нерв и приступает к назидательному повествованию, – пора завязывать с куревом. Вообще завязывать. Навсегда. Лорка, вон, бросила курить и сразу хахаля достойного подцепила. А ты что, хуже? Да ты же красотка! Блондинка с голубыми глазами, длинными ногами… А упакована как? Сплошной кутюр… Богиня!»

Мила незаметно, словно карманник-вор, вновь достаёт сигаретку и прикуривает. Пускает легкую ароматную дымку. Девушка вдыхает цветочно-сигаретный флёр, который мгновенно проникает в лёгкие, разнося сладостную нотку спокойствия. Приятно. Муки совести прочь. Блондинка смакует. А воспалённый нерв опять принялся донимать:

«Зачем закурила? Ты ж минуту назад бросить хотела! – внезапно к мысленной беседе подключается звонкая оправдывающаяся струнка. – Ну, хотела, и что? Сегодня одно хочу, завтра другое… Неделю назад я тоже хотела проводить в прошлое разгульную холостяцкую жизнь, навсегда скрепить взаимность любовных отношений совместным проживанием в элитных апартаментах. Ха, скрепила… Всё-ё-ё, больше я с психами дела не имею!»

Неделю назад Мила порвала с очередным парнем. Был жуткий скандал. С шумом, с бросанием посуды, с киданием острых и тупых предметов… Благо до кровопролития не дошло. А из-за чего сыр-бор? Сходила на девичник к подруге. Правда, подруга перестаралась с развлечениями, устраивая вечеринку в стрип-клубе.

«Из-за какого-то стриптиза, – распалялась Мила, – ножами кидаться…»

Нервическое негодование усиливалось. Воспоминание об острых ножах, будто разряд электрического тока, ещё больше будоражило отрицательные эмоции. Мила заводилась всё сильней. Вот так, вспомнишь гадость, и прощайте добрые мысли… Настроение испорчено.

«Да вообще, что за люди пошли? – не унимались расстроенные душевные струны. – Ну ладно, мужики… Они всегда вначале: «оля-ля-ля, тю-тю-тю…», а потом: «почему холодильник пустой, где мои носки…» В ж…е твои носки! Иди ищи… А вот подруги почему подлянки делают? Два года – и женской дружбе конец. Что не так? Мы же на одной волне всегда: и в барчик сходить, и шопинг устроить… А со Светкой, так вообще могли часами о работе болтать. Пока в мире есть босcы–идиоты темы для сплетен неиссякаемы. И что случилось? Светка мне так нравилась, так мне подходила…»

Мила углубилась в воспоминания пятилетней давности. Как они со Светкой взяли отгулы перед Новым годом и махнули в Италию на пару деньков – прикупить нарядов. Грандиозный был тогда шопинг. Шмутья набра-а-а-а-ли… Мила мысленно примерила чёрненькое платьице от Гуччи, затем нежную, словно крем безе, блузку от Гальяно… Заодно и Светку примерила, как костюм от кутюр. Осмотрела, оценила качество строчки, мягкость ткани… Фу, фасон стрёмный. И выкинула, как половую тряпку.

«Да ну её… – вскрикнул нерв, когда вспомнил, что Светкино удачное замужество подвело к логическому концу их нерушимую, как тогда казалось Миле, женскую дружбу. – Мила, Мила, одна ты замуж не торопишься…»

Девушка бросает тлеющую сигаретку. Осматривается. Картина неизменна: дети бегают, мамашки за ними… Прогуливаются неспешно, словно столетние черепахи, пожилые люди. Все вокруг подчинены единому отдыхающему порыву. Мила достает из сумочки губную помаду. Пока курила, всю помаду на сигаретах оставила.

«Надо же! – проскользнула мысль удивления, когда девушка увидела своё отражение в зеркальце. – Покурила, будто за праздничным столом побывала… На банкетах как широко рот не открывай, всё равно без помады останешься…»

Операция по восстановлению яркости губ завершена. Время процедуры по коррекции хорошего настроения не наступило. А так хочется гармонии и покоя.

Мила бросает блуждающий взгляд по сторонам. В поле зрения попадают два женских силуэта, неторопливо шагающих по аллее. Фигуры, словно движимые странным танцем, помаленьку приближаются к Миле. Вот сходятся вместе, вроде как пошептаться, затем расходятся в стороны. Неожиданно руки вскидывают, машут, и давай обниматься… Смешные.

«Интересные бабульки… Так забавно двигаются… Пьяные что ли? – с любопытством отмечает Мила. Расстроенный нерв молчит. Неужели настроение идёт на подъём?»

Мысль внезапно обрывает сине-желто-красная вспышка. Маленький детский мячик, пролетевший над головой, ударяется о скамейку напротив, едва не разлучив сидящую там влюблённую парочку, и отпрыгивает в сторону Милы. Мягко, словно игривый котёнок, приближается к ногам. Замирает. Мила озирается по сторонам. Где хозяин мячика? Никто не подбегает, не забирает.

– Никому ты не нужен… и я тоже, – еле заметно шепчет Мила незваному гостю. Вздыхает с сожалением и тянется за сигареткой – невидимый кукловод дёрнул за ниточку, и марионетка повиновалась хозяину. Закуривает. Смотрит на сочное пятно перед собой. Чей ты, друг?

За спиной слышится шорох. Опадающая с деревьев листва кем-то потревожена. Появляется малыш. Года два, не больше. Останавливается в метре от Милы. Смотрит. Строго так, словно рассерженный начальник.

– Привет, – говорит Мила, будто старого знакомого увидела, – это твой мячик?

Малыш молчит. Совсем не улыбается. Бровки домиком состроил, губки надул, того и гляди заревёт белугой. Мила решает не усугублять ситуацию. Поднимает мячик и протягивает малышу.

– Держи, – произносит девушка как можно нежнее.

– Фу, кака… – отвечает малыш и указывает пальчиком на сигарету. Затем хватает мячик и убегает прочь.

– Хм… – только и смогла сказать Мила. Маленький карапуз смутил девушку. Словарный запас иссяк.

Муки совести опять начали новую зверскую атаку: «Вот и карапуз истину сказал, что кака, эти твои сигареты… Тоже мне новость! А то я не знаю, что сигареты – яд! – Опять появились назидательные нервические визги: – Легкие портятся, в носу свербит… Ароматную отдушку вдыхаешь…»

Что-то не так

 

Вдруг вспоминает Наташку, – подружку, которая появилась после разрыва со Светкой. Когда женской дружбе приходит конец, появляется очень много свободного времени. Вначале оно радует. Ты наслаждаешься спокойствием. Спустя месяц тебе становится скучно, жутко одиноко и хочется простого человеческого общения. И вскоре оно появляется – Наташка так удачно появилась, так к месту. Отличная собеседница. Лёгкая на подъём. Могла за доли секунды собраться на вечеринку. Как она это делала? Если бы не этот её комплекс правды, то вообще, могла быть мировой девчонкой.

«И чего она так на правду обижалась? – началось сканирование прошлого, в котором всплыла ситуация с духами. – Ну не нравился мне тот аромат! Какой-то козлятиной вонял. А она ещё полфлакона на себя вылила, новой покупкой похвастаться. Дово-о-ольная такая. А вонь так и режет глаз… Да газовый баллончик просто отдыхает!… И что, прикажете молчать? Не-е-е, я так не могу. И вообще, почему я должна молчать? Не умею я молчать, если уж мне не нравится что-то, то скажу прямо – в глаза. Что может быть лучше правды?…»

Старушки, давно запримеченные Милой, останавливаются напротив. Несмотря на свой преклонный возраст, а на вид им было лет под восемьдесят, бабушки довольно резво стояли на ногах и даже не собирались присесть. Это хорошо. Мила не хотела делить скамейку для «медитаций» с кем-либо. Прикольные болтушки в том числе. Девушка изображает наплевательский вид, при этом настраивает слух таким образом, что смогла бы принять сигнал с другой планеты. Хочется покончить с нервическим навязчивым состоянием, а бабульки такие радостные, светятся позитивом. Обзавидуешься.

– А помнишь, как твой Колька от собак убегал… – Мила ловит «сигнал», исходящий от одной из бабушек. Старушка не договаривает. Смеётся, увлекая собеседницу. Тихий тонкий смех повисает над седовласой парочкой. Старушечьи головы склоняют друг к другу, потрясываются мерно. Бабушки обнимаются…

«Какие они счастливые, – завидует Мила, – надо же в таком возрасте… такая дружба…»

– А помнишь, как твой Сашка свататься на тракторе приехал? – вспоминает вторая старушка. – До сих пор слезы от смеха…

«Ничего себе! – Милино удивление притупило нервное напряжение. – Это ж сколько лет бабульки не расстаются? Такое вообще возможно?!»

Девушка не в силах сдерживать любопытство. Изображая рентгеновский аппарат, Мила внимательно пялится на старушек. Обследует методично сверху вниз, затем снизу вверх. Ничего особенного. Бабки как бабки. В чем секрет?

«Почему у меня нет такой подруги? – сетует девушка. Внезапно её берёт зло, вызвавшее недобрые мысли: – А всё какие-то гадины попадаются. Да просто кобры очковые…»

Неожиданно одна из бабушек, та, что лицом к Миле стояла, бросила внимательный взгляд на девушку. И это был взгляд не оценивающий внешний вид на пригодность общественному строю, а проникающий глубоко внутрь… Старушечьи глазки-буравчики, словно медицинские иглы, пронзили глубоко внутрь. Мгновенно прошли сквозь кожу, впившись в мышечную массу. Того и гляди доберутся до костей, разобрав на молекулы…

Мила смущается, немного робеет… По телу пробегает вереница мурашек, вызывая холодок. Девушке кажется, что бабушка прочла её мысли. Все!

Старушка продолжает внимательно исследовать сконфуженную блондинку. Сверлит, сверлит одинокую фигуру с сигаретой в руке, словно пытается бабушка найти что-то. Мила чувствует неловкость и за себя, что глазеет на старушку, и за бабушку, которая «приклеилась» взглядом к мирно отдыхающему человеку.

«Бабушка фантастических фильмов насмотрелась, что ли? – промелькнула отвлекающая мысль, а затем сомнение: – А если, ясновидящая?…»

Девушка пытается улыбнуться. Не получается. Ярко-красные губы кривятся в неловкой натянутой улыбке… Истинная клоунесса. Хотела сыграть весёлость, да не получается. Старушка глубоко вздыхает, покачивая головой. Так ведут себя взрослые, когда поймают нашкодившего ребёнка-проказника.

«И что не так? – возник немой вопрос. Глаза у Милы округлились в молчаливом удивлении, а нижняя челюсть приготовилась показать ехидный оскал. Не показала. Мысль опередила действие: – Хочу – курю, не хочу – не курю…»

Старушка опять покачала головой, будто сказала, что сигареты здесь не при чём. Затем подхватила подругу под руку и увлекла за собой. Бабушкины чары, проведя сеанс телепатии, оказались бессильны. Два силуэта, продолжая свой причудливый танец, удалились. Прихватив с собой хорошее настроение. Оставив Миле непонимание и одну навязчивую мысль: «Что-то не так…»

 

Категория: Мои рассказы | Добавил: Автор (15.12.2016)
Просмотров: 324 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar