Главная » Статьи » Мои рассказы

Волчица. После прыжка…

После прыжка…

Шелестит листва на ветру. Ровно так, успокаивающе. Колышется, еле заметно, невысокая трава. Берег реки, куда прибило течением волчицу, принял бездыханное тело молчаливым спокойствием. Шум реки почти не слышен. Остался позади бурный горный поток. Страшный и коварный, но спасительный, укрывший беглянку от злого человека. Но спасение ли это? Скрывшись от одного, отдать жизнь другому…

Всё в прошлом… Остался позади отчаянный прыжок.

Волчица неподвижна. Её тело похоже на старую деревянную корягу, из которой водная стихия вытянула все жизненные соки, а затем выкинула на берег за ненадобностью. Пусть теперь другие забавляются.

Волчица

 

Мелкие букашки, проснувшиеся от солнечного света, роятся, кружат над животным. Найдена жертва. Затем мошкара, одержимая вкусным лакомством, бесшумно проникает сквозь слипшуюся от воды и крови шерсть. Назойливые крылатые кровопийцы, те, что понаглей и посмелей, прилипли к животному так, будто ничего слаще и вкусней не пробовали. Другие же, те, что удовлетворили свой неуёмный букашечий аппетит, медленно ползают по морде, забираются в уши, глаза, ноздри… Что-то невидимое прогоняет мошкару. Букашки быстро взлетают. Кружат серым облаком, в надежде вновь отхватить свой лакомый кусочек. Что спугнуло насекомых? Дуновение легкого ветерка? Или что-то иное…

Маленькая травинка, прилипшая к ноздре животного, колыхнулась, затем ещё раз… Тяжёлый вздох, один, другой… Волчица скулит. Бесшумно. Не слышен её стон, голос пропал от долгой борьбы за жизнь. Тело измучено бурным речным потоком. Острые валуны, крепко цеплявшиеся за лапы и брюхо, вытянули все силы. Но оставили жизнь. Водная стихия, встретив отчаянное сопротивление, отпустила волчицу. Живи.

Первый глоток свежего воздуха дался не просто, но он сделан и теперь надо дышать, необходимо победить эту нестерпимую боль… Надо жить. Но что же ждёт несчастную? Охота закончилась? Или злые люди не успокоятся, пока не схватят беглянку?

Чуть приоткрыла один глаз, другой. Мошкара летает. Осмелели букашки, пуще прежнего пристают. Попытка пошевелить мордой, чтобы отогнать насекомых, принесла секундное облегчение. Мошкара взлетела, закружила и… вернулась на прежнее место. Облепила животное, не желая расставаться с лакомым кусочком. Голодной мошкаре нужна жертва. И эта жертва волчица.

Усилие, ещё одно… Лапы не слушаются, подкашиваются. Боль пронзает всё тело. Какая невыносимая мука… Как непросто даётся жизнь. Но надо подняться, собрать что есть сил, встать и идти…

Волчица потрясла головой, отгоняя надоедливую мошкару, и вновь принялась подниматься. Помучилась, помучилась, да и встала на лапы. Тяжело, шатаясь от боли и усталости, приняла неподвижную позу. Необходимо удержать равновесие, вспомнить, привыкнуть… Озирается по сторонам. Видит высокую траву, еле заметные макушки сосен… Пора двигаться. Подальше от приставучих букашек, от холодной и безжалостной воды, от гнетущих мыслей… Ковыляя на одну лапу, поплелась волчица прочь. Хватит быть жертвой.

Впереди животное ждало другое испытание – обжигающие прикосновения травы. Многочисленные кровоточащие раны хоть и подсыхали, но ещё были свежи. Жёсткая трава, сквозь которую волчица пробиралась, прилипала, обдавая болью. Растительность мучила своими приставучими ласками. А ещё голод… Возвращение признаков жизни неминуемо вызывало желание поесть. Только слаба волчица. Не сможет охотничью беготню устроить. Ковыляет медленно, прихрамывая на одну лапу. Каждый шаг, каждое движение сопровождается нестерпимой болью. Нужно подождать. Нужно прийти в себя, отыскать в глубинах души остатки бойцовского духа, вцепиться мёртвой хваткой и не отпускать. Удержать всеми оставшимися силами. И пусть их пока мало, пусть их всего-то на один глоток воды, чтобы жажду утолить. Только вот пить не хочется. Ещё долго не захочется…

Напилась, пока спасалась…

Выбираясь из травяной западни, волчица не позволяла себе отвлекаться на голод. Отдавала все силы на противостояние. Не сломить крепкой растительности бойцовский дух. Бурная река не смогла, а траве тем более не подавить желание жить.

Сочная зелень становилась короче. Низкая трава донимала всё меньше и меньше. Наступило некоторое облегчение. Впереди, совсем близко, виднелась лесная чаща. Ещё немного и густая хвоя елей, сосен скроет солнечный свет, к которому так тянется трава. Что ждет несчастную тогда?

Волчица шевелит ноздрями. Потягивает хвойно-смоляной запах. Он будоражит приятным ароматом. Терпкий, насыщенный… Голова кружится, в животе урчит… Вдруг вспоминает, что голодна. Сильно. Принюхивается ещё раз. Хвоя, кругом одна хвоя… Поплелась в глубь леса. Может быть, там найдётся что-нибудь съедобное?

Вечереет. Голодная волчица всё еще в поиске еды. Ни зайчонка, ни бельчонка… Что же делать? Может быть травы… Опустила морду. Зацепила зубами пучок травы. Жуёт. Вроде ничего, есть можно. Всё лучше, чем голодной слоняться…

Заглушив немного голод, волчица продолжает свой нелегкий путь. Необходимо исследовать лесную чащу. Необходим ночлег. Вымоталась сильно. И есть опять хочется. Безумно. Вдруг замечает какое-то шевеление в траве. Принюхивается. Вроде заяц. Подбирается ближе. Точно заяц. Лежит немощный, лапы вверх задрал. Вздрагивает. Мучается. Полудохлый. Не раздумывая, волчица освобождает зайца от мучений. И сама спасается от голода. Немного полегчало. От еды, но не от ран. Они пройдут не скоро. Но пройдут обязательно. Нужно время. Много времени…

Ночь подбирается всё ближе. Самое время найти какое-нибудь убежище. Непростая задача, когда лапами еле-еле передвигаешь. Плетётся волчица по лесу, взгляд зоркий бросает. Налево, направо… Видит что-то похожее на нору. Свободно? Принюхивается. Вроде лисы… Пробирается внутрь. Пусто. Топчется, топчется на месте, да и сворачивается калачиком. Прикрывает глаза на минуточку, чтобы посмаковать чувством спокойствия, да и засыпает. Моментально. Уставшая от боли, но свободная…

И вновь этот сон. Приятный… И мучительный.

Во сне волчице ничто не угрожает. Она ещё совсем малышка. Щенок, не знающий бед и поражений. Детёныш, нуждающийся в материнской ласке. Мать рядышком. Заботливо лижет свою кроху. Чистит мягкую шерсть детёнышу. Ворсинку за ворсинкой. Бережно так, любя…

Волчица вздрагивает. Потревожила во сне саднящую рану. Проснулась ненадолго от боли, покинув сладкий плен сновидений. Сознание рисует картинки прошлого. Мелькают воспоминания… Как давно это было. Давно было детство, беззаботное свободное время… Куда оно делось? Как тягостны эти мысли. Как больно… Мама… Ма-моч-ка…

Волчица вновь проваливается в сонную перину. Восстанавливающийся организм животного не позволяет душевным мукам истязать тело. Необходимо окрепнуть, подняться на ноги и тогда…

…Тёплый утренний ветерок ласково щекочет ноздри. Раны за ночь немного затянулись. Боль стихла. Физическая. Душевные раны будут заживать ещё очень долго. Нет быстродействующего средства. Не придумала природа такого способа. Только время, только оно способно заглушить сердечные муки. Надо ждать, ждать и жить…

Волчица отправляется на поиски нового убежища. Оставаться дольше в лисьей норе нет нужды. Вернётся хозяйка, окажет сопротивление… Драки не избежать. А что может израненный голодный боец? И боец ли это?… Нет. Надо уходить. Беречь силы.

И начинается новое путешествие. Сквозь густую таёжную чащу. Пушистые лапы елей мешают, не пускают незваную гостью вглубь лесную, будто хотят скрыть что-то… Только не остановит цепкая хватка зелени, не причинит боль бесстрашному животному. Желание жить движет волчицей. Вперёд, только вперёд…

Волчица чуть замедлила ход. Осмотрелась вокруг. С тоской взглянула на скалистые отвесы, маячившие впереди. Круто, высоко… Взбираться по ним сложнейшее испытание, – воспоминания о прыжке, об остром каменистом дне, которое затягивало и не отпускало, всё еще свежи, – но животный инстинкт подсказывает, что нужно двигаться вверх. Манил запах свободы, веявший с гор. Оправдается ли предчувствие?…

Подъём оказался трудным и долгим. Волчица пыталась ускорить шаг, но неизбежные болевые отголоски тут же, молниеносными искрами, пробегали по всему телу. Горы покорялись медленно, будто проверяла скалистая громадина серьёзность намерений. Настойчивое желание жить приближало миг встречи – встречи с будущим…

Преодолев половину пути, волчица выбирается на ровную площадку. Небольшой скалистый уступ позволит основательно передохнуть и отлежаться. К тому же смеркалось. Ночь близка. Здесь, среди небольших кустарников, можно остаться на ночлег. А может быть и еда найдётся? Семенит дальше, переваливаясь с лапы на лапу. Осматривается. А это что? Видит небольшое углубление в скалах. Вот и убежище. Подается вперёд. Скалистое углубление открывается тёмной пещерой. Волчица останавливается. Чернота, открывшаяся животному, настораживает. Неизвестность пугает. А ещё запах. Знакомый. Он вернул волчицу на пару секунд в прошлое. В то время, когда юная охотница узнавала жизнь. Тогда, волчья стая учила выживать…

Волчица мешкает. В памяти появляются воспоминания последних дней: погоня людей, прыжок в воду… Пещерный запах приятно притягивает, но сомнения колебали пыл животного. А вдруг это ловушка? Затем раздаётся рёв. Или это было рычание? Не разобрать. Пещера зловеще гудит. И звук этот не предупреждает, он означал только одно – стой, или будет тебе смерть. Это конец? Конец исканиям тихого, уютного убежища? Завершится новая свободная жизнь, даже не начавшись… Волчица замирает. Встает, как вкопанная. Пусть так! Пусть здесь и сейчас закончатся мучительные поиски. Прятаться нет мочи. Бежать некуда, да и неохота. Страшный рык гасит желание жить. Сломлена воля. Всё кончено.

Волчица

 

Рёв усиливается. Темнота гудит, словно громовая туча. Чьё-то спокойствие нарушено. И теперь нарушительницу ждёт страшная кара? Волчица пятится назад. Хвост поджимает. Испугалась. Нет больше храбрости. Улетучилась, забрав с собой желание жить. Осталось только отчаянье и… зверская усталость.

Рёв нарастает. Он медленно подбирается к испуганной нарушительнице. Ревущая неизвестность приобретает новое звучание – рычащее, дребезжащее… И вскоре показываются две огненно-янтарные точки, готовые метнуть смертельные искры. Волчица замирает. Скулит и закрывает глаза. Всё…

 

Год спустя.

Предрассветный час. Природа пробуждается, наполняется ярким птичьим перезвоном. Птахи поют приветственную песню. Проснитесь жители тайги! Новый день пришел! Звонкие птичьи трели перелетают с ветки на ветку, с дерева на дерево, разгоняя остатки сновидений. Утро нового дня не торопясь пробуждает спящую природу. Солнечный свет, настойчиво проникая сквозь макушки вековых деревьев, пускает туманно-молочную дымку. Теплые прикосновения солнечных лучей поглаживают каждый кустик, каждую травинку, обволакивая и питая своей любовью. Жизнь пробудилась, жизнь пришла…

Небольшая пещера наполняется резвым шорохом, визгом и писком. Птичьи голоса, как звоночки, пробудили жильцов тихого убежища. И на солнечный свет выбегают, неуклюже переваливаясь, два маленьких щеночка. Малыши хватают друг друга за хвостики, пытаются кусаться, словно взрослые волки на поле битвы, затем отбиваются, забавно лупася друг друга маленькими лапками. Играют, одним словом. Вскоре появляется строгая мать. Волчица пристально смотрит на детей, выказывая взглядом свое недовольство. А детям всё нипочем, знай себе играют. Тогда волчица заботливо разнимает шалящих игрунов. Облизывает шершавым языком одного, ласково гладит мордой другого и ложится на бок около детей, чтобы покормить. Материнская любовь гасит воинствующий настрой щенков. Шалуны теряют интерес друг к другу. Теперь всё их внимание приковано к матери, к её теплой и мягкой груди. Довольно урча и причмокивая, малыши сосут материнскую грудь. Наслаждаются молоком. Наевшись, засыпают. Сладкие сновидения подступают незаметно, щенки даже не успевают прилечь поудобней. С матерью везде хорошо. Шерсть волчицы, как мягкое покрывало, греет щенков, унося маленьких проказников в мир причудливых сновидений.

Подул лёгкий ветерок. Невидимая волна запахов скользит мимо волчицы, мимо сладко посапывающих детёнышей. Мать настораживается. Шевелит ноздрями, изучая запахи. Среди бесконечного лесного благоухания нашла свой любимый. Прищурила жёлто-зеленые глаза, млея от удовольствия и любви. Здесь, среди скал и величественных таёжных елей, обрела она своё счастье.

Чуть поодаль шевелятся кусты. Затем появляется волк, посеребрённый солнечным утренним светом. Уверенно шагая, ловит он взглядом яркий солнечный свет и бросает живые янтарные искры. Благородный вид. Довольный отец семейства неторопливо, хоть и с некоторым опасением, что может потревожить сон малышей, приближается к семье. Гладит мордой волчицу, обнюхивает, еле прикасаясь, маленьких щенят. Не успевает отвести нос в сторону, как тут же вскакивает пушистая малышня. Проснулись щенята от теплых отцовских прикосновений. Визжат, прыгают от удовольствия. Отталкивая друг друга, малыши лезут к отцу. Пытаются покорить первую серьёзную вершину – отцовскую спину. Карабкаются, цепляются маленькими коготками за пушистые отцовские бока. Крутой подъём. Иногда, кажется, что щенята достигли цели, и уже в следующую минуту скатываются, неуклюже падая и барахтаясь. Нужна помощь. Волк ложится рядом с волчицей, а два маленьких безобразника берутся с особым рвением осваивать спину отца. Довольные щенята, наконец-то взобравшись на отцовскую спину, издают победоносный визг. Веселое визжание будоражит таёжную округу…

В этом крохотном уголке, среди скал и горных вершин, живёт счастье…

 

«Волчица»
Первая часть

 

Категория: Мои рассказы | Добавил: Автор (04.11.2016)
Просмотров: 391 | Теги: волчица | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar